Олигарх Константин Малофеев – одна из самых загадочных и противоречивых фигур нынешней путинской России. Для Украины – злой гений, несущий ответственность за львиную долю сегодняшних неприятностей и утрату территориальной целостности.

Именно люди Малофеева реализовывали сценарий по присоединению Крыма к Российской Федерации. А затем попытались реализовать схожий проект на территории Донбасса. «Стрелок» и Бородай собирались провернуть «русскую весну» и в Донецком регионе, однако, не все у них вышло гладко.

Как только в Украине началась, по сути, гражданская война, а российские «ополченцы» начали нести ощутимые потери, акции Малофеева в Кремле начали стремительно падать. А когда еще и мирное население на Востоке Украины начало гибнуть, у Малофеева сразу же начались еще большие проблемы.

Суть в том, что Запад не смог больше игнорировать имеющуюся проблему. Последовавшие санкции, изоляция России и обструкция Владимира Путина на международном уровне были признаны в Кремле последствиями недальновидной политики Малофеева и его команды.

Не оказались «неоцененными» «заслуги» Малофеева и в Украине. 22 июля этого года Главное следственное управление МВД Украины открыло в отношении Малофеева уголовное производство за спонсорство сепаратизма.

На этой волне, стремительно вознесся внутренний рейтинг давнего врага Константина Малофеева, помощника российского президента, «либерала» Владислава Суркова.

Золотое время Суркова продолжалось также не очень долго. Это его рук дела «иезуитское», якобы мирное соглашение в Минске, и подписание соответствующих договоренностей, которые Россией сразу же стали нарушаться. Договоренности не заработали. И очень быстро стала понятна их настоящая цель – усыпив внимание Запада, отжать понемногу побольше территории от Украины. Обман не удался – мировое сообщество готово повысить давление на Россию, а уровень доверия к Владимиру Путину в мире упал ниже плинтуса.

Поэтому, из колоды Кремля вновь начинают доставать казалось бы «битые» карты. Тот же Малофеев вновь оказался в публичной плоскости, хотя многие эксперты предрекали ему политическое забвение.

Не так давно, в информационном поле вновь появились люди российского олигарха. Бывший премьер «ДНР» Бородай засветился в публичных акциях, а Гиркин (Стрелок) вновь вышел из тени и стал постоянным ньюсмейкером для кремлевских СМИ (то есть, блок, стоявший в его отношении три месяца, внезапно был снят).

Сам Малофеев «вынырнул» совсем в другом направлении, а именно … в Боснии. В октябре, накануне выборов в Республике Сербской, он был замечен в Баня-Луке в обществе президента республики Милорада Додика (к слову, этот политик не раз клялся в том, что приведет Республику к независимости).

Кроме того, в Баня-Лука прибыла еще и группа из 120 российских казаков. Официальная причина визита – участие в культурном фестивале. Однако, как отметили немногочисленные наблюдатели и репортеры, данные казаки (некоторых из которых идентифицировали, как участников событий в Крыму и на Донбассе), гораздо гармоничнее смотрелись бы с автоматическим оружием, а не с реквизитом для танцев.

Другими словами, Малофеев прибыл вместе с казаками, чтобы вмешаться, в случае необходимости, в ход выборов и оказать поддержку главному «боснийскому сепаратизму». Некоторые боснийские издания даже написали, что и у них готовится «крымский сценарий».

Какой из всего этого можно сделать вывод. Константин Малофеев никуда не делся из кремлевских раскладов. Его люди вновь интегрированы в «новороссийские» события и ждут лишь команды на активизацию действий.

Сам Малофеев пытается манипулировать западными элитами, создавая точки напряженности и нестабильности в Европе (в данный момент – на Балканах). Он пытается держать политиков на коротком поводке, ставя на службу Кремлю. Где нужно, «помогая» деньгами, где нужно, оружием или наемниками-добровольцами.

То есть, он «в активной обойме» Кремля. На Западе, к слову, это прекрасно понимают, ведь Малофеев также оказался объектом санкций цивилизованного мира. Недооценки нет. Равно как и веры в то, что Малофеев оказался в опале и перестал влиять на ситуацию.

Он был и остается инструментом, через который Путин вершил и будет вершить свою политику, направленную на создание зон нестабильности по всему миру. Этакий «разрушитель», в возможности которого Кремль верит, особенно после того, как почти исчерпал себя «мирный» процесс, инициированный «либералами» Кремля.